Loading...
 

 
Главное меню
Главная страница

Ангелы

Аномальные зоны Земли

Великие природные катаклизмы

Вирусы

Временные феномены

Вселенная - голограмма

Где физически находится ад

Движение со сверхсветовой скоростью, гиперпространство

Древняя Земля

Конец света

Конструкция летающих тарелок

Космическая одиссея 20xx

Космические цивилизации

Кто они, пришельцы

НЛО и СССР

НЛО похищают людей

Опасные явления

Параллельное измерение

Поражение СССР в космосе

Преступления века

Разумные животные

Сексуальные контакты с пришельцами

Спецслужбы устраняют очевидцев НЛО

Таинственная Луна

Таинственный Марс

Тайна человеческого мозга и пси-феномены

Тайна черных дыр

Тайны Библии

Тайны Третьего Рейха

Технические достижения и ноу-хау человеческой и космических цивилизаций

Техногенные катастрофы века

Торсионные поля

Чудодейственные лекарства

Экология летающей тарелки

Энергетика Вселенной


Гостевая книга
Разделы


Разное






Торсионные поля, машина времени, НЛО...

  Почему все публикации о космосе в Союзе ССР проходили жесткую цензуру

Пятнадцатого апреля в Доме Ученых на Кропоткинской улице в Москве
состоялась пресс-конференция Гагарина. Председательствовал на ней Президент
Академии наук химик Несмеянов. О его скором преемнике Мстиславе Келдыше
никто тогда не знал: ему, "Теоретику Космонавтики", так же, как и "Главному
Конструктору" Королеву, чьи титулы без фамилий всячески склонялись в печати,
запретили даже появляться в зале. А позади Гагарина и академика Несмеянова
сидел за столом пресс-конференции рослый симпатичный человек, лицо которого
можно даже увидеть на фотографиях, опубликованных 16 апреля 1961 года в
советских газетах. Имя этого человека нигде не значилось, но мы-то, научные
журналисты, узнали его сразу: то был главный цензор по космосу Михаил
Галактионович Крошкин.
Этот человек появился на нашем горизонте в конце 1957 года, сразу после
запуска первого спутника. Появился он таинственным, типично советским
способом. Цензоры всех газет, журналов и радио получили инструкцию не
пропускать в печать никаких сообщений, касающихся космоса, без
предварительной визы "товарища Крошкина". А на вопрос "кто такой товарищ
Крошкин?" цензоры уклончиво отвечали, что "он сидит на Молодежной улице, в
Советском комитете по проведению Международного Геофизического года". И
правда, он там сидел, только на его двери значилась не фамилия "Крошкин", а
знаменитая надпись "посторонним вход воспрещен", украшающая дверь любого
цензора.
С развитием космических событий работы у Крошкина, естественно, все
прибавлялось, и вскоре у него появился сотрудник, некто Хлупов. Потом еще
один, еще... Скоро это уже было целое учреждение - только без названия.
Часто туда приходилось писать письма: направлять на просмотр статьи,
отвечать на запросы об авторах и источниках и так далее. В таких случаях
письма адресовали так: "В Советский комитет МГГ (Международного
Геофизического года). Тов. Крошкину".
Потом Международный Геофизический год кончился - а учреждение Крошкина
осталось. Его надо было срочно как-нибудь назвать. И название придумали
такое: "Междуведомственная Комиссия по исследованию и использованию
космического пространства при Академии наук СССР". С Молодежной улицы
"комиссия" перебралась в здание научно-исследовательских институтов Академии
наук по улице Вавилова, 18. Теперь все статьи по космосу стали направляться
на предварительную цензурную проверку по этому адресу.
В былые времена сотрудники редакций - не обязательно даже главные
редакторы или ответственные секретари - довольно просто проникали к
Крошкину. Ему звонили по телефону и говорили: "Михаил Галактионович" (а то и
"Миша"), у меня срочный материал, я подъеду". И Крошкин, персонально человек
неплохой и добродушный, обычно отвечал: "Занят я очень, да уж ничего не
поделаешь - приезжайте". И нередко Крошкин быстро просматривал статью в
вашем присутствии и ставил в верхнем уголке первой страницы свою подпись.
Этого было совершенно достаточно для любого цензора Главлита (общей
цензуры): мистическим образом подлинная подпись Крошкина была известна им
всем и не требовала даже повсеместно необходимой в СССР печати.
С переездом "комиссии" Крошкина на улицу Вавилова все коренным образом
изменилось. О просмотре статей в присутствии представителя редакции нельзя
было уже и мечтать. В отличие от Советского комитета МГГ, вход в здание
институтов Академии наук был строго по пропускам, и пропуска заказывались
редакционным работникам лишь в исключительных случаях. Обычно вы просто
сдавали пакет охране у дверей, а при особой срочности к вам спускалась
секретарша из "комиссии", чтобы выслушать слезные мольбы о необходимости
быстрой проверки и ответить, что "мы вам сообщим".
Затем, статьи на проверку Крошкину должны были теперь подаваться с
соблюдением множества формальностей. Текст следовало высылать в двух
экземплярах, один из которых навечно оставался в анналах "комиссии". И
прилагать письмо по особой форме, где обязательно указывать: подлинное имя
автора (если статья подписана псевдонимом); место его работы и занимаемую
должность; источники информации. Так оно ведется и по сей день.
/актуальность информации 1971 год/
И вот 15 апреля 1961 года "наш" Михаил Крошкин восседал в президиуме
пресс-конференции. Его работа заключалась в том, что он шепотом диктовал
Гагарину - и Президенту Академии наук тоже - ответы на вопросы
корреспондентов, И они говорили именно то, что он им велел.
Это сразу же привело к абсурдным ситуациям. Например, Крошкин имел
инструкцию не разглашать на пресс-конференции того факта, что Гагарин
приземлился отдельно от корабля, с парашютом (мы помним, что это решение
было вынужденным, неприятным для Королева, который знал, что американские
астронавты не будут покидать своих капсул). И на прямой вопрос одного из
корреспондентов "как же вы все-таки приземлились?" Гагарин под диктовку
Крошкина стал давать какие-то сбивчивые пояснения насчет того, что, дескать,
конструкция корабля допускала разные варианты приземления.
Гораздо позже, после полета корабля "Восход-1" в октябре 1964 года,
было гордо объявлено, что в этом полете космонавты впервые приземлились в
капсуле, без индивидуального парашютирования. Но инерция советской
секретности такова, что и в 1969 году, проверяя биографию Королева,
написанную П. Асташенковым, цензура не пропустила прямого утверждения о том,
что Гагарин катапультировался. В одном месте биографии цитируются пояснения
Королева будущим космонавтам: "Космонавт может приземлиться, находясь в
кабине, но он может и покинуть корабль. Мы предусмотрели вариант, когда
космонавты будут приземляться отдельно от спускаемого аппарата". Хотя все эти
"может" и "предусмотрели вариант" звучат нарочито неопределенно, смысл
как-будто понятен: Гагарин и остальные после него будут катапультироваться.
Но дальше, когда биограф Королева описывает завершение первого космического
полета, его руку снова останавливает цензор. Мы читаем: "Юрий и корабль
приземлились в 10 часов 55 минут у деревни Смеловка, недалеко от Саратова".
Юрий И корабль! Понимай, как знаешь...
Во время работы над этой книгой я узнал из газет, что советское
Агентство печати "Новости" продало американскому издательству для публикации
в США книгу о советских исследованиях космоса, написанную моим коллегой и
добрым знакомым Евгением Рябчиковым. Буду очень рад, если цензура разрешит,
наконец, Рябчикову сказать четко и ясно, что Гагарин катапультировался на
высоте 7 тысяч метров и приземлился с парашютом отдельно от капсулы. И что
ни один последующий космонавт, летавший на кораблях серии "Восток", не
приземлялся вместе с капсулой. Я был бы просто счастлив, если бы честному
журналисту Евгению Ивановичу Рябчикову, знающему все детали ничуть не хуже
меня, разрешили также рассказать, почему был выбран столь опасный и тяжелый
метод приземления. Но на это надежды у меня мало.


1961 - Американцы наступают по пятам и запускают двух человек в космос

Американцы провели свою лунную программу по советскому плану 1929 года

Байконур - несуществующий космодром

Бессмысленные запуски Союзов в 60-е годы - начало отставания СССР в космосе

Герман Титов совершает второй сутойный полет на Востоке

Как и почему закрылась советская лунная программа

Как сталинская советская пропаганда раскрутила Циолковского и был ли он в действительности отцом советского космостроения

Какой ценой Гагарин был отправлен в космос

Конец 50-х - Американцы опережают СССР в области спутниковой космонавтики

Королев готовил полет в космос в 30-е годы, но сталинские репрессии помешали ему

Леонов чуть не остался в открытом космосе

Летал ли до Гагарина в космос сын авиаконструктора Ильюшина

Николаев, Попович, Терешкова и Быковский - ничего нового

Первый советский спутник - как мы показали американцам Кузькину мать

Почему все публикации о космосе в Союзе ССР проходили жесткую цензуру

Почему разбился космонавт Владимир Комаров

Почему секретили Королева

Почему Союз так и не запустил в космос обезьяну

Правда об использовании немецкой трофейной ракеты ФАУ в советской космической программе

Ракета для Гагарина - триум конструкторской мысли или показатель технологической деградации СССР

Секретность, экономия, идеология и промышленный консерватизм привели к провалу космической программы СССР в конце 60-х

Сложная судьба корабля Союз

Советская лунная программа - американские Аполлоны боялись наших автоматических станций

Советский космический блеф

Советский спутник с Лайкой и закат спутниковой программы СССР

СССР ввиду технологической отсталости выбрал изначально ущербный принцип построения ракет на основе связки

Трое советских космонавтов летели на Восходе как селедки в бочке



Rambler's Top100